Рано списали: как помогают людям предпенсионного возраста в тамбовском Центре занятости

Для Тамбовской области, испытывающего кадровый дефицит, пенсионеры и те, кто находятся в предпенсионном возрасте, сегодня — это не скамейка запасных, а вполне себе играющая команда

Реформа пенсионной системы давно стала мировым поветрием. Уже много лет разные страны — богатые и бедные, западные и восточные — повышают возраст выхода людей на пенсию. Исключения, например, некоторые нефтеносные монархии Персидского залива, есть, но это всё же исключение из правила.

Россия — не Запад

В России реформа была объявлена значительно позже, чем в других европейских странах, и столкнулась с проблемой, которая связана с особенностями нашей экономики.

В Западной и отчасти Восточной Европе безработица в основном молодёжная: на места, требующие квалифицированного труда, неохотно берут людей без практического опыта. Кроме того, сильные профсоюзы там защищают работников, уволить которых довольно сложно. У нас же реальность совершенно иная, нежели в высокотехнологичных обществах.

Конечно, у нас есть предприятия и организации, где дорожат кадрами и неохотно расстаются как с «предпенсионниками», так и с работающими пенсионерами. Даже если коллектив в целом не старый, кому-то ведь надо учить молодых специалистов. Например, набирают учеников разных рабочих специальностей Тамбовский вагоноремонтный завод, «Первомайскхиммаш», ТАМАК и так далее. После учебного заведения они ещё не готовы полноценно работать, им нужны наставники.

Однако в малом бизнесе, особенно торговом, всё иначе. Опыт там ценится меньше, а быстрые ноги и обаятельные улыбки — наоборот. Кроме того, люди, которым до пенсии ещё долго (или им так кажется), мало думают о ней и легче соглашаются работать за «серые» и «чёрные» зарплаты. Многие не осознают, как быстро течёт время.

Все равны, как в бане

В общем, молодых людей в России трудно назвать неустроенными. Во всяком случае предприниматели принимают их более охотно, чем пожилых, которым осталось несколько лет до пенсии. Реформа поставит последних в сложное положение, если государством не будут приняты специальные и очень жёсткие меры, касающиеся их защиты.

Пока такие меры разрабатываются и трудно сказать, как они будут выглядеть в окончательном виде. Однако по мере возможности пожилых людей поддерживают уже сегодня. Занимаются этим и сотрудники ТОГКУ «Центр занятости населения города Тамбова», в котором я не так давно побывал.

Здесь помогают пожилым людям, которые оказались без работы. Обращаются в центр, к слову, далеко не только простые работяги, но порой даже бывшие директора предприятий и управляющие отделениями банков. Если они уволились по собственному желанию, а не в результате ликвидации их организаций, то получают, как и все, крохотное пособие размером 4900 рублей.

«Тут все равны, как в бане», — шутят сотрудники центра.

Кому-то удаётся быстро помочь, кому-то — нет. Многое здесь зависит от желания человека найти новое место и его готовности перестроиться, освоить новую квалификацию и, что не менее важно, не тяготиться своим новым социальным статусом. Понятно, что пожилым это сделать сложнее, особенно если «в прошлой жизни» человек занимал относительно высокий пост.

Поэтому в центре предупреждают, что по собственному желанию уходить «в никуда» не стоит, особенно в предпенсионном возрасте. Даже если начальник тебя невзлюбил и придирается к каждой мелочи, увольняться нельзя, когда на примете нет нового надёжного места. Лучше потерпеть, нежели по собственной воле на долгие месяцы стать безработным со смехотворным пособием.

Репутация выручает

Конечно, как говорится, «раз на раз не приходится». Если у работника хорошая репутация в профессиональном мире, то он найдёт место в любом возрасте.

Например, 54-летняя Валентина Надеждина ушла в январе этого года по собственной воле из торгово-технического центра, где трудилась бухгалтером. Хотя у неё было всего лишь среднее образование, Валентину Васильевну и за пределами её организации знали как опытного квалифицированного сотрудника с четвертьвековым бухгалтерским стажем. Поэтому пособие по безработице она получала чуть больше месяца и уже в марте была принята в одну частную компанию на должность главбуха.

Однако далеко не все жители нашей области относятся к известным и уважаемым в профессиональной среде людям. Кроме того, нередки случаи, когда незадолго до выхода на пенсию человек заболевает и оказывается неспособным работать по прежней специальности. Тогда приходится переучиваться, что в пожилом возрасте крайне нелегко.

Николай Бугаев проработал 16 лет каменщиком в строительной компании, но в какой-то момент из-за больной спины понял, что больше не может класть кирпичи. В организации к его проблеме отнеслись с пониманием и предложили ему должность контролёра контрольно-пропускного пункта. Некоторое время он трудился в этом качестве, но затем уволился по собственному желанию из-за того, что у него испортились отношения с начальством.

В январе нынешнего года Николай Александрович встал на учёт в центр занятости, где ему предложили обучение по профессии «охранник». Два месяца он получал пособие и стипендию, а в марте был принял на работу в одно частное охранное предприятие.

Почти смена пола

Конечно, в данном случае новая его работа не очень сильно отличалась от прежней, однако порой людям приходится даже в предпенсионном возрасте менять свою судьбу радикально. Известны даже факты, когда безработным пришлось осваивать специальности, несвойственные людям их пола.

Например, Сергей Михеев с 27-летним водительским и 37-летним общим стажем расстался в 58 лет со строительной организацией, где трудился: из-за болезни он больше не мог крутить баранку.

Специалисты из центра занятости пытались посодействовать Сергею Григорьевичу в трудоустройстве и подыскивали в разных организациях вакантные места по специальности. Однако после собеседования этому человеку везде отказывали, и отказы эти нельзя было квалифицировать как необоснованные.

Михеев был безработным около 13 месяцев — с апреля 2017 по май 2018 года, когда он принял участие в мини-ярмарке, организованной совместно центром занятости и областным управлением федеральной почтовой связи. Хотя почтальонами обычно работают женщины, Сергей Григорьевич был принят на эту должность. Пришлось ему поначалу нелегко. По его словам, труднее всего было привыкнуть много считать: будучи водителем, он этим занимался нечасто. Но человек ко всему приспосабливается, даже в 58 лет.

Встречаются и прямо противоположные истории, когда женщины вынуждены осваивать, казалось бы, чисто мужские профессии. К примеру, так была вынуждена поступить 51-летняя Ольга Ламина, которая в апреле нынешнего года была уволена по сокращению из АО «Тамбовские коммунальные системы». Там она 10 лет проработала на должности оператора хлораторной установки (полный её стаж — 32 года).

Два с лишним месяца Ольга Валентиновна была безработной. В июне она по направлению центра занятости прошла обучение по профессии «охранник» и в июле устроилась на работу в детский садик.

Все эти примеры свидетельствуют о том, что людям предпенсионного возраста найти работу хоть и непросто, но можно, если есть желание. К сожалению, многие из нас предпочитают сидеть дома, не соглашаясь на работу, которая им кажется непрестижной. «А вдруг знакомые увидят меня с метлой? Что я им скажу?» — нечто подобное звучит из их уст довольно часто. Одни могут через это перешагнуть, другие забиваются в угол. Некоторые опускаются и спиваются. Но разве это лучше, чем трудиться, пусть и на более низкой должности, чем прежде? Родным и знакомым такой разворот событий понравится ещё меньше, не правда ли?

Источник: «Тамбовская жизнь»

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.